***

Mar. 29th, 2012 01:00 pm
zhurnalyuga: (Default)
Отметила восемь месяцев категорической и безоговорочной никотиновой независимости (ни одной затяжки, никакого баловства) выкуриванием двух сигарет: одной обычной, второй с ментолом. Во сне, разумеется. И даже во сне мне это нифига не понравилось. Видимо, свою бочку никотина я испила сполна в этой жизни.
zhurnalyuga: (Default)
Интересно, сны днем в субботу сбываются? Что там гласит народная мудрость по этому поводу? Утро у мены выдалось своеобразным. Подъем в 7.30, потом забег по морозцу в семь километров общей длиной. Прибежала домой, поела наконец-то, полистала интернет и рухнула спать.

И вот думаю теперь, не запатентовать ли приснившееся мне... Будь я Сальвадором Дали, непременно бы написала картину - "Сон, вызванный соседским перфоратором, уже месяц с лишним вынимающим мне мозг, за секунду до пробуждения".

Так вот, купила я зубную пасту в магазине. (Кстати, реально - паста кончается.) С ароматом... кофе. И не просто кофе, а какого-то мудреного: с ярким, но мягким и тонким запахом... То ли капуччино с корицей, то ли айриш, не разобрать.

Пока несла пасту до дома, тюбик как-то порвался. Я смотрела на субстанцию цвета кофе с молоком, нюхала ее, восхищалась и кручинилась одновременно: засохнет ведь, зараза!..

А правда, почему все пасты сплошь мятные, хвойные, на худой конец - ягодные. Мне бы понравился вкус кофе, честное слово.
zhurnalyuga: (Кука)
В ночь перед отлетом не могла уснуть, ворочалась пару часов, потом спала тревожно, с яркими сюжетными снами. Снился Иван Ткаченко из "Локомотива", красивый, веселый, живой. Мы сидели в каком-то кафе и очень по-дружески болтали, хотя и во сне я знала, что мы до этого не были знакомы. Говорили очень тепло, о чем-то личном, от чего щемило в груди. Я не помню, знала ли я, что Иван погиб. Говорили долго, много о его детях, почему-то там, во сне, это были два мальчика и еще не рожденная девочка, а не наоборот, как в жизни. На прощанье расцеловались и в груди защемило еще сильнее.

А потом был космический сон. Звездный крейсер, кажется, терпящий бедствие. Два капитана. Отец и сын. О чем-то горячо спорили. Сын, молодой и решительный, хотел срочно лететь на разведку на небольшом корабле. Отец почему-то был против. Появилась какая-то женщина, еще больше настроившая отца против решения сына. Финальный кадр перед звонком будильника: молодой пилот в скафандре готовится надеть шлем. На резкой фразе старого капитана - "Тогда ты никуда не полетишь" - я проснулась.

В полете я читала "Человека перед Богом" митрополита Антония Сурожского (давно хотела взять у мамы, никак не могла найти): о вере в себя, в другого человека, в Бога; о жизни, о встрече, о деятельности, о созерцании, о многом... Читала, постоянно возвращаясь к уже прочтенному. А потом взглянула в иллюминатор: над белым кудрявым морем облаков плыл двойной радужный круг. Очень похоже на гало, которое я никогда не видела, только знала о существование этого явления. Но у гало в центре, вроде как должно быть солнце или луна, а тут - только белое пятнышко. Круглую радугу было видно несколько минут, пока самолет не сменил курс и пошел на снижение.

И я вернулась.
zhurnalyuga: (Default)
Странный хоккейный сон приснился мне сегодня. Сон-загадка. Значит, так дело было: мы с Ваней на хоккейном матче. КХЛ, плей-офф Кубка Гагарина. В нем точно играют "зеленые" (кто не знает, это "Салават Юлаев" или "Ак Брас", но по сну "Салават"). Соперник мне во сне неизвестен.

Учитывая наше с Ваней, мягко скажем, неприязненное отношение к это команде, можно предположить, что мы как раз пришли болеть за соперника. И тут два варианта: либо это полуфинал, в котором могут встретиться "Салават" и "Авангард", за который я болею всегда, а Ваня после любимых своих "паровозов", либо это финал, где победитель Восточной коференции встретится с победителем Западной, а это как раз может быть "Локомотив".

Причем, попасть на матч "Локомотив" - "Салават" у нас с Ваней шансов неизмеримо больше, чем на "Авангард" - "Салават". Вот и гадаю теперь, что сбудется-то?!
zhurnalyuga: (Кука)
Сегодня ночью меня расстреляли. Точней, повели на расстрел. Молодая белобрысая конвоирша, она же расстрельная команда в одном лице, вывела меня на залитое солнцем зеленое поле, окруженное бетонным забором. Только что при мне она уже расстреляла кого-то. Этот кто-то валялся у нее в ногах и молил о пощаде. Конвоирша недовольно пересказывала это мне, и без того видевшей все. Она была страшно раздражена тем, как человек способен унижаться, и долго ворчала.

Потом она разрешила мне выбрать, где встать. Я выбрала единственное место в тени. Поначалу не было страшно. Я думала только о том, что главное - пережить эти минуты. А потом, начнется что-то неведомое новое, вечное, чего у меня уже никому и никогда не отнять.

Вдруг белобрысая вспомнила, что ей что-то нужно срочно сделать или взять в каптерке, велела мне не двигаться с места, и неторопливо пошла. Я следила за ее шагом, нашупав в кармане неизвестно откуда взявшийся телефон. Когда конвориша была уже вне зоны слышимости, я набрала маму. Длинные гудки. Длиной в вечность. Я молила: возьми трубку, возьми, возьми же!

- Да, - услышала я наконец мамин голос.
- Мама, меня сейчас расстреляют. Помолись обо мне, - сказала я буднично, как когда-то просила маму помолиться за меня перед экзаменом.
- Детка, ничего не бойся, - ответила мама, знавшая, что со мной должно произойти, и лишь не знавшая сроков.

Я смотрела туда, откуда должна была появиться белобрысая, и вдруг увидела дыру в заборе. Бежать! Но не успею. Я ранена, хромаю, пока добегу до забора... Даже выбежать не успею. Поймают. Все равно убьют. Но, может, все-таки бежать?!

- Мама, что делать? - кричала в трубку я.
- Успокойся, оставайся на месте, ничего не делай. И помни, я тебя люблю.
- И я тебя люблю, мама, и детям передай, что я их люблю, - голос у меня задрожал.

И впервые за эти минуты навалился страх. Что ничего там - за чертой - не будет, только небытие. Что никогда уже я не скажу маме и детям этих слов, не обниму, не увижу. Этот страх за секунду обдал меня таким холодом... Таким холодом, что я проснулась.

Сердце бешено колотилось, в горле - ком. Холодно. Я подтянула к шее одеяло. Ваня заворочался, повернулся ко мне, сквозь сон сказал полупроснувшимся голосом:

- А я сейчас сорок рублей нашел!
- А меня сейчас расстреляли...

Помолчав пару секунд, муж ответил:

- Нет уж, лучше давай ко мне!

И сгреб меня в охапку.
zhurnalyuga: (Default)
А к чему снится ливень, летний ливень с грозой и ветром? Я шла по аллее парка вдоль реки с мамой, детьми и кузиной. Кроны деревьев смыкались над нами, образуя арку. И вдруг - ветер, ливень, молнии, гром. Страха нет, только удивление. Изумленно смотрю вверх - деревья выпрямились и вытянулись под порывами ветра, как будто уперлись в небо, открыв его глубину для меня. Чистое, высокое небо, в которое я смотрю со дна этого земного колодца. Удивительный по ощущениям сон.
zhurnalyuga: (Default)
И был мне сон. И во сне том был опальный олигарх по имени Борис. Борис был одет в неприлично красного цвета шелковую косоворотку и черные брюки со стрелками. Вид он имел вальяжный и добродушный. Дело происходило летним вечером, в парке одного уездного города. Что-то публичное происходило в летнем парке, собрался весь городской бомонд, губернатор с лизоблюдами, прочая чиновная и купеческая мишура, но вот увидеть олигарха Анна, оказавшаяся на сем действе исключительно с рабочим умыслом, никак не ожидала.
А олигарх оказывал Анне знаки внимания, делал комплименты, словом, всячески набивался на более близкое знакомство. Анна рдела и, как могла, поддерживала беседу:
- Милейший Борис Абрамович, вы даже представить себе не можете, как я тушевалась, прежде чем набрать ваш лондонский номер и попросить о телефоном интервью...
Олигарх деланно удивлялся, а Анна продолжала:
- И вы в интервью мне таки отказали, но сама причина отказа и то, как вы ее сумели изложить, стало достойным поводом для небольшой заметки... И она вышла в нашем журнале, и была так популярна, что тираж разошелся мгновенно.
Да-да, надо сказать, что и звонок, и отказ, и заметка имели место быть вне ее сна в самой настоящей реальности.
Олигарх мягко подхватил Анну под ручку и увлек по аллее, ведущей к выходу из парка.
Они шли по горбатой улочке, вымощенной круглым булыжником, как вдруг, переходя дорогу, правой коленкой Анна натолкнулась на невидимое препятствие. Как будто прозрачный столб стоял на ее пути. Анна ойкнула и тут же рассказала о странном конфузе своему спутнику.
И, действительно, удар был столь ощутим, что, приподняв юбку, Анна увидела, как по коленке и бедру расползалась краснота от ушиба, предвещающая большой синяк. А вот олигарх смотрел не на красноту, а выше, скользя похотливым взглядом по загорелому бедру Анны прямо ей под юбку. Анна тут же одернула подол и взглянула на олигарха с укоризной.

Собственно, что было далее, Анна и не вспомнила бы при самом жгучем желании. Последний кадр этой фильмы был совершенно не в той стилистике, что вся картина в целом. Анна и олигарх стояли у банкомата. Олигарх пихал в банкомат толстенную пачку денег. Банкомат никак не хотел принимать в себя столько купюр. Они падали, рассыпались, Анна поднимала их и подавала олигарху, а он яростно снова запихивал их в глотку автомату. Когда последняя банкнота была с довольным урчанием съедена агрегатом, Анна проснулась.

Ее супруг никак не стал трактовать первую часть сна, о котором благоверная поведала сразу по пробуждении. А вот про финальную изрек философское: "Надо бы тебе проверить свою карточку, любимая". Любимая сладко потянулась, зажмурилась и попыталась вспомнить достоинство и количество съеденных банкоматом купюр.
zhurnalyuga: (я нарисованное)
Все-таки ночами я определенно живу в параллельном мире параллельной жизнью. К примеру, сегодня ночью мы с уже подросшим младенцем Арсением ехали в поезде, куда не знаю. Младенец дивный - совершенно спокойный и некапризный. Я укладывала спать голопопого младенца, а он даже не сопротивлялся. Единственной проблемой во сне было то, что я беспокоилась, что выходить нам ночью и как бы младенец не расплакался и не перебудил пол-вагона, пока я буду его собирать на выход. Господи, как мне нравятся такие проблемы. Особенно когда они единственные. Жду сегодняшней ночи, очень уж хочется узнать, куда мы ехали с Арсением. ;)

***

Nov. 21st, 2008 02:45 pm
zhurnalyuga: (Default)
Сегодня ночью мне очень плохо спалось. Я просыпалась от схваткообразной пульсирующей боли и снова засыпала в промежутках между приступами. Это причина. А следствием было то, что этой ночью я родила чудесного мальчика, которого мы с Ваней почему-то хотели назвать Романом. Мне никогда не нравилось это имя. А мальчик родился чудесный. Светлоголовый, ясноглазый. И я сказала Ване: "Смотри! Ну, какой он Роман! Мы же всегда хотели назвать сына Арсением. Посмотри на него: это же Сенечка". Сенечка спокойно смотрел на меня своими ясными глазками, а я удивлялась тому, что он совсем непохож на новорожденного: розовенький, гладенький, головку держит. И только я подумала о том, что Сенечка еще ни разу мне не улыбнулся, как лицо младенца расплылось в нежной и самой искренней улыбке, какие бывают только у маленьких детей. Я улыбнулась ему в ответ. И проснулась.
zhurnalyuga: (Кука)
В этом сне был ребенок. Младенец месяцев шести. Девочка, которая, лежа в кроватке смотрела на меня своими большими-ясными-мудрыми-жемчужно-серыми глазами. Смотрела внимательно, изучая. Девочка была невероятно красива. Ровная круглая головка, покрытая темным пушком. Нежные щеки. Носик пуговкой. И - такие взрослые и умные глаза. Девочка зевнула и повернулась на бочок, ухватившись пальчиками за прутья кроватки, потом снова посмотрела на меня. Мы долго-долго смотрели друг на друга. В комнате было тихо и очень солнечно. Мне было так хорошо и покойно рядом с этой девочкой. Долгий сон. Радостный. Я проснулась с улыбкой и явным, абсолютно реальным ощущением, что я видела во сне свою дочь. Еще нерожденную. И даже незачатую. :)
zhurnalyuga: (Кука)
Сегодня в моем сне, старшее чадо заказало пиццу за 450 рублей. Мне почему-то это показалось очень дорого, но, когда я увидела какое это чудо!.. Я расхотела ругать дитя. Это было нечто напоминающее большой круглый пирог с необыкновенными фруктами. К этой "пицце" прилагались два официанта, которые, прежде чем положить кусок на тарелку поливали тарелку каким-то соусом, а после, когда лакомство уже лежало в сладкой подливке, поджигали его. Обалденно вкусный сон. Это я к чему? Это я к тому, что уже почти сутки не жрала ничего. Не нарочно я. Больше не буду. :)
zhurnalyuga: (Кука)
Яблони, набравшие цвет, за окном моей омской квартиры. В детском саду. Так всегда бывает. Только в начале июня. В руку сон. К весне.
zhurnalyuga: (Default)
"Пара гвоздик изменит ваше настроение"

*уходит похихикивая
zhurnalyuga: (Default)
Под утро, за несколько мгновений до того, как я открыла глаза, приснилась фраза. Просто фраза. Без всяких образов.

"Горит штаб-квартира крупных московских будильников".

Нет-нет, ничего расширяющего сознание на ночь я не принимала. :)
Утешает одно: что в штаб-квартире мелких московских будильников все в порядке. :)

Брат

Nov. 28th, 2007 05:20 pm
zhurnalyuga: (Котег)
Вчера мне снился мой брат. Мой родной старший брат. Любимый брат. Он защитил меня от каких-то мерзавцев и сказал, что всегда будет защищать меня. Он очень высокий и красивый. Я смотрела на него снизу вверх и гордилась тем, что у меня такой брат. Потом он, как будто почувствовал, что мне пора просыпаться, и стал прощаться со мной. Обнял и нежно поцеловал в лоб. Я проснулась с комком в горле. Я только что навсегда попрощалась с братом. Которого у меня никогда не было. И никогда не будет.
zhurnalyuga: (Default)
Второй раз за несколько дней мне снится ЖЖ. Первый раз я с упоением читала журнал нового френда. Естественно, в реальной виртуальной жизни у меня и в помине нет такого "нового френда". Но журнал того, из сна, был настолько интересен, что я просто утонула в чтении, а еще меня там же во сне наповал сразил дизайн его ЖЖ, если бы я была Менделеевым от веб-дизайна, то утром бы в интернете свершился очевидный переворот. Но я не он. Поэтому просто с удовольствием утром вспоминала об этом сне. А сегодня ночью - опять ЖЖ. Но уже печальный сон. Я горевала, потому что "убились" сразу два френда. Я горевала, недоумевала, вспоминала их последние посты... Как вы понимаете, первым делом утром проверила инфу. Все живы. Выдохнула. А вообще-то таки сны - это ведь тревожный симптом, да?
zhurnalyuga: (Default)
Значит, приезжаю я в Ригу. А поезду, оказывается, нужно заправиться, причем электричеством. И он высаживает всех пассажиров, а сам заезжает в специальный бокс, на котором молния нарисована, и там его заряжают электричеством. Выхожу, значит, я из поезда и вижу перед собой некую возвышенность. Никакого вокзала. А впереди - укатанный асфальтом холм. Поднимаюсь на него. И вижу Ригу с высоты этого холма. Удивительный, фантастический вид. Не передать словами. Остроконечные крыши домов и соборов, зелень...
А слева от меня и холма - дом. Обычная пятиэтажка хрущовская. И как раз я и вершина холма на уровне четвертого этажа этого дома. А на балконе этого этажа курит дядька. Дядька вдруг обращается ко мне: "Аннекен!" (Я вспоминаю, что так называется латвийская шоколадка - аналог нашей "Аленки") Дядька вылезает со своего балкона и мы с ним садимся на вершине холма, смотрим на Ригу и курим. Дядька говорит мне: "Ань, вот ты сколько на свете живешь? Тридцать три с половиной года?" Я возражаю: "Нет, тридцать три и месяц". Стало быть на дворе август 2006-го. Дядька продолжает: "Вот смотри - дорого же было в Ригу ехать? Да? А стоит ли оно того? Это ж тоже самое, если бы я сейчас, к примеру, на Олимпиаду поехал бы. Но тогда бы мне пришлось продать кухонный комбайн". Хм, думаю, ни фига сколько стоят в Риге кухонные комбайны...

Не пейте на ночь много... Пожалуйста.

Сны…

Feb. 6th, 2007 04:18 pm
zhurnalyuga: (Default)
Я боюсь ложиться спать. Нет, я не смотрю на ночь телевизор, даже не читаю. Три ночи подряд – четыре ненормальных сна. Цветных, ярких, реалистичных донельзя, со звуками и событиями идентичными натуральным.
Первый (жанр - фантастика) – я спасаю мир от инопланетного нашествия. Место действия – город, улица, мне незнакомые в жизни, но во сне родные. Время действия – наши дни. Инопланетяне страшны, громадны и почти непобедимы. Но я придумываю, как. Однако, они тоже не дураки. Они просто непобедимы. Финал открытый.
Второй (жанр - боевик) – я спасаю мальчика-курсанта, убившего офицера. Убившего не зря. Я ему верю. Место действия – Омск. Время действия – наши дни. Мы бежим через городские каменные джунгли, потом по песчаным карьерам. Бежим-бежим-бежим. Финал открытый.
Третий (жанр - драма) – я возвращаюсь из сталинских лагерей. Место действия – перрон, поезд. Время действия – 50-60 лет назад. Я – москвичка, враг народа, отсидела 8 лет. Еду домой. Освободили многих, мы шли до перрона колонной (амнистия?). Едем в одном вагоне с «нормальными» пассажирами. Напротив меня парень, такой же, как я. Мы узнаем друг друга по взглядам. Он спрашивает меня, давно ли я была в Москве. Я горько улыбаюсь: «Восемь лет…» Финал открытый.
Четвертый (жанр - триллер) – я спасаюсь от маньяка-соседа, который хочет меня убить. Место действия – моя реальная квартира. Время действия – наши дни. Я дома с Сонькой. Он, маньяк, жутко похожий на Садальского, ломится к нам. Я знаю, что он хочет меня убить, мне страшно. Я вызываю милицию. Она не едет. Долго не едет. Мне очень страшно. Маньяк прорубает топором отверстие из подъезда в мою кухню. В тот момент, когда его голова высовывается из кухонной тумбы, появляется моя мама. Она и решает дело. У маньяка явная открытая черепно-мозговая травма. На полу кухни лужи кровищи. Приезжают менты.

Доктор, что со мной? Может, мне не надо спать? А? Что сегодня будет – ужасы, мистика? Доктор, почему мне не показывают эротику? Или комедии на худой конец….

Profile

zhurnalyuga: (Default)
zhurnalyuga

June 2012

S M T W T F S
     12
3 456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios