zhurnalyuga: (Тофсла и Вифсла)
[personal profile] zhurnalyuga
Осенняя поездка в Англию и Ирландию подарила несколько моментов, навсегда оставивших оттиск в памяти. У нас было меньше времени, чем летом, меньше возможностей увидеть что-то еще, кроме запланированного. Но судьба дарила чудо за чудом.

Как будто нарочно водила нас за руку или тянула какой-то невидимой нитью, приводя в нужные места в нужное время. И одаривала там так и таким, что в груди что-то обрывалось от восторга и полного ощущения нереальности случившегося.

Первый из подарков – тепло и солнце. Потрясающий, невероятный ноябрь. Багряно-золотой, шуршащий под ногами ворохом листьев. Два сухих листа (один уже с обломившимся краем), стоящих в фотографической рамке на книжной полке у меня дома, не дают мне забыть ту английскую осень.





Remembrance Day

In Flanders fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.

by John McCrae, May 1915


Очень опечалил меня факт, о котором я прочла в новостях накануне вылета в Лондон. Оказывается, мы прилетали в день, когда в столице Британии проходит парад в честь лорд-мэра лондонского Сити. Но нам никак не попасть на это костюмированное шествие, потому что парад проходит днем, а мы прибываем вечером.

И действительно, из окна экспресса Хитроу-Паддингтон мы увидели лишь финальные всполохи фейерверков в темно-синем небе Лондона, дразнящие нас напоминанием о том, какое действо мы упустили.

Вечерняя Сассекс Гарденс встретила нас тихим шуршанием бегущей по асфальту опавшей листвы и особенным осенним терпким запахом – влажной травы, прелых листьев и почему-то горячего хлеба.



В отеле, том самом "Беверли", в котором мы останавливались и летом, ждал подарок – номер под крышей (а не в полуподвальном этаже, как прошлый раз) с чудесным видом на эту, ставшую любимой, лондонскую улицу.

Первым же делом, бросив чемоданы, мы открыли окно и несколько минут сидели у него, стараясь впрок насмотреться и надышаться.



Вы помните, что я люблю кольцевую композицию, но чтобы ее закольцевать, сначала неплохо бы раскольцевать. Конечно, мы пошли в паб "Виктория" на углу Лондон стрит и Спринг стрит. И, конечно же, я заказала тот самый Blue Moon с апельсиновой долькой. И, конечно, мы встретили в пабе уже знакомых нам барменов и завсегдатаев заведения.

А еще меня удивило большое количество посетителей паба, к лацканам чьих пиджаков и плащей были прикреплены пластиковые алые маки. Было понятно, что это символ, но по незнанию я отнесла его к прошедшему днем параду. И ошиблась.



Маки никуда не исчезли и на следующее утро, ими были декорированы наряды телеведущих, благодаря которым мы и узнали, что каждый год в ноябре Великобритания отмечает RemembranceDay.

Если верить открытым источникам, то праздник этот связан с подписанием 11 ноября 1918 года Компьенского перемирия, положившего конец Первой мировой войне. Но маки в петличках – это дань памяти не только павшим в Первой мировой, вспоминают в эти дни и погибших во Второй мировой войне. В каждом магазине и лавочке вам предложат взять такой цветок, бросив пару монеток в специальную банку. Собранные деньги Королевский британский легион тратит на помощь ветеранам различных войн и их семьям.

Почему именно маки, а не другие цветы? Вот что я нашла в интернете: семена мака могут годами пролежать в почве, а прорастать начнут только после того, как почву перекопали; в Первую мировую войну во Фландрии шли кровопролитные сражения, после которых оставшимся в живых приходилось хоронить погибших товарищей прямо на поле боя, говорят, такого количества маков в тех местах не видели никогда ни до, ни после того времени.



Но это сейчас я знаю о том, что, где, когда и как. А тем воскресным утром, проснувшись и надышавшись утренним солнцем и ветром в приоткрытое окно, мы поехали на уже знакомое бромптонское кладбище, навестить последний приют Антония Сурожского. В этот раз мы побродили по тем дорожкам старого кладбища, которые летом остались вне нашего внимания.







На обратном пути выпили кофе в том же кафе, что и в прошлый визит, и, решив, что нарушать традиции совсем не наш путь, поехали в Сент-Джеймс парк.

И вот тут, пожалуй, в первый, но далеко не в последний раз, судьба взяла нас за руку и повела.

И повела она нас к музею кавалерии - The Household Cavalry Museum. Не могу сказать, что мы туда стремились изначально. Но стечение обстоятельств (судьба) привели нас на угол Сент-Джеймс парка ровно в полдень. И ровно в полдень начался парад, посвященный Дню памяти.



Толпы зевак стояли вдоль Хордс-Гардс роуд, приподнимаясь на цыпочки, чтобы из-за голов разглядеть процессию, во главе которой шествовал гвардейский оркестр.




В параде принимали участие ветераны разных войн, военные и, как мне кажется, люди имеющие весьма опосредованное отношение к армии и защите родины, как работники метрополитена и строители.



Музыка играла, участники парада махали руками зрителям, зрители аплодировали: пожилым мужчинам с тросточками и вовсе на инвалидных колясках. Никто не шел в ногу и не держал ряд, но все равно зрелище это было очень торжественным и волнующим, и каким-то интимным. Интимным в том смысле, что для своих, не для чужаков. А чужакам, затесавшимся в толпе, просто повезло чуть-чуть приоткрыть для себя дверь в таинство чужих традиций.





Разглядеть участников парада и нафотографировать их вдоволь оказалось проще простого, когда они отправились в обратный путь.













Парад длился недолго, но какими же удивительными тропами вел нас Remembrance Day, что выворачивая на любую улицу, (а поверьте, улиц мы исходили немало!) мы встречались с его отголосками: то с военным ансамблем, то с колонной демонстрантов.












Через арку музея на Уайтхолл, которая стала на время пешеходной, к одному из военных монументов мы подошли ровно в тот момент, когда началась минута молчания. А перед этим оркестранты сыграли одну из военных песен. Рядом с нами за ограждением стоял невысокий старичок с ветеранскими знаками отличия, он держал в дрожащих руках листок с текстом и негромко пел.









Эти удивительные яркие картинки солнечного ноябрьского дня отпечатались в памяти, как будто я видела их вчера.





Когда мы шли мимо здания парламента, на центральных улицах Лондона открылось автомобильное движение. И город зажил привычной воскресной жизнью. И мы вместе с ним.











Мы погуляли в парке и сходили в Башню драгоценностей.















А потом поехали в собор Святого Павла, внутрь которого так и не попали летом. Надо ли вам снова повторять, что в этой поездке все окупилось с лихвой?







Одно сомнительное впечатление все же подпортило общую картину (только мне, потому что супруг мой оказался значительно терпимей). Это так называемые "оккупанты", разбившие под эгидой движения "Occupy London Stock Exchange" палаточный городок вокруг собора.

Смею предположить, что убежденных борцов с преступлениями финансовой элиты и сторонников структурных изменений в экономике среди жителей лагеря было подавляющее меньшинство. А в большинстве своем жители палаточного городка являли собой прискорбное зрелище, состоящее из обдолбанных вусмерть или мертвецки пьяных, или обдолбанных и пьяных людей. Вонь, грязь, мусор. И все эти у ступеней и на ступенях главного лондонского собора.









Там вообще в этот день хватало фриков разных мастей: панки с разноцветными ирокезами, растаманы в ярких одеждах и с засаленными дредами, парочка городских сумасшедших преклонного возраста, устроившая на ступенях театрализованное представление. Я некоторое время пыталась вникнуть в суть ими изображаемого, но тщетно. Судя по символике разных государств, использованных в их костюмах, речь шла о мире во всем мире, не иначе.



А в соборе царили тишина и полумрак. И, конечно, мы снова оказались в нужном месте в нужное время. Прихожане собирались на поминальную мессу в честь павших в мировых войнах. Служители собора с алыми маками в петличках раздавали всем пришедшим буклеты с текстами молитв и псалмов (в порядке их чтения и пения во время службы) и приглашали присоединиться к мессе туристов.

И в этот момент, наверное, сбылась одна моя маленькая мечта. Мне интересны религиозные обряды и ритуалы разных конфессий. И не факт, что еще хотя бы раз в жизни я побываю на службе в англиканской церкви. Мы, конечно, остались.

Очень торжественной службе с органом и хором придавали еще большую торжественность внутренняя архитектура, убранство и акустика собора. Говорят, в верхней части храма есть уникальная галерея: сказанные шепотом слова будут прекрасно слышны в любой ее части.

Кстати, все то время, что шла служба, по храму можно было бродить праздным туристам. Жаль только, что ни во время мессы, ни до или после нее, в соборе Святого Павла нельзя фотографировать.

День клонился к вечеру. Отужинав неплохим стейком в пабе "Абердин Хауз ", что напротив вокзала Паддингтон, мы отправились в гостиницу: переваривать не только еду, но и все переживания этого насыщенного и удивительного дня. Им просто необходимо было отстояться, потому что утром мы улетали за новым впечатлениями в Ирландию.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

zhurnalyuga: (Default)
zhurnalyuga

June 2012

S M T W T F S
     12
3 456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios